Таш—Рабат в народной памяти

Такова характеристика памятника по архивным и литературным источникам. Из сообщений предшествующих исследователей известно, что Таш-Рабат считался у кочевников за «несомненное чудо» и расценивался как нечто «сверхъестественное». Необычный облик здания породил у окрестного населения множество легенд. Поверье, записанное Ч. Ч. Валихановым, А. Войцеховичем и В. К. Змиевским, о том, что количество комнат в здании меняется с каждым новым счетом, (существует и поныне. Народные предания, записанные путешественниками, связывают его строительство с различными именами и событиями и, как было отмечено Н. Л. Зеландом, неправдоподобны и противоречивы.

По легенде, приведенной В. В. Бартольдом в «Очерках истории Семиречья», строителем здания считается могулистанский правитель XVI в. Абдулла-хан, а в его «Отчете о поездке в Среднюю Азию с научной целью», помещено предание, по которому Таш-Рабат является укреплением китайцев, «вторгшихся в эту местность со стороны Ак-Су». Против них была воздвигнута крепость Кошой-Коргон богатырем Кошоем, сподвижником легендарного Манаса.

Статья А. Войцеховича также доносит до нас две легенды. Одна из них следующего содержания: «Давно, очень давно, жил некий хан, у которого было два сына. Сыновей хан своих одинаково любил и признавал умными и способными унаследовать управление ханством, но так как ему не хотелось разделять свое государство на две части, и он не знал, которому из сыновей отдать предпочтение, то решил испытать их, для чего, призвав к себе, объявил им следующее: «Дети мои! Я люблю вас рано и нахожу достойными управлять ханством, но я не хочу разделять свое государство, а потому вот вам мое решение: идите в разные стороны, поселитесь между своим народом и решите, что нужно для благоденствия и счастья своих подданных». Сыновья разъехались. Прошло достаточно времени.

Старший, прийдя к мысли, что могущество государства заключается в вооруженной силе, начал строить крепости на границе ханства. Одну построил недалеко от города Оша, а другую — описываемый Таш-Рабат. Младший поступил иначе. Он находил, что того же можно достичь гораздо лучше развитием земледелия, торговли и промышленности, улучшением быта к подданных и распространением грамотности среди них. Своими действиями он заслужил любовь своего народа; а вместе с тем и унаследовал ханский престол».

Вторая легенда повествует, что на жителей этой местности, прогневивших бога, было послано страшное наводнение, в котором погибло все население кроме двух благочестивых отца и сына. В благодарность за спасение отец решил построить в пустыне, неподалеку от города, большое здание в напоминание потомкам о божьей милости. Начавшееся строительство было прервано появлением прекрасной пэри, которая увлекла за собой сына.

Подобные предания приводятся также в работах А. М. Фетисова, В. В. Бартольда и Н. Н. Пантусова. Последний вместе с тем замечает: «Легенда эта опровергается тем, что судя по всем признакам, здание это существовало в совершенно оконченном виде долгое время». Еще две легенды из статьи Н. Н. Пантусова «Таш-Рабат» рассказывают о пришельцах «из Рима». В одном случае — это святые отец с сыном, незакончившие строительство замка, в другом — «религиозное братство».

«Назад тому много лет, когда кара-киргизы были еще не правоверными, а поклонялись огню, поливая его салом и совершая поклонение перед светильником, пришел в этот край из Рима, племени арабов, умный человек с людьми, ему по религии подчиненными, и все они исповедывали не ту религию, какая была у кара-киргизов. Как могучий батыр, он вместе со своими подданными и приступил к постройке необыкновенного здания, которое и было построено в короткое время; поселившись в нем, они стали учить народ, живший в этой местности, и давать приют нуждающимся; по прошествии долгого временя главный настоятель куда-то исчез, а остальные люди взяты в плен и уведены народом, надвигающимся в то время с запада на восток». Это предание Н. Н. Пантусов считал правдоподобным и предполагал, что в нем говорится о «пришельцах несторианах», которые в Таш-Рабате основали монастырь.

В 1904 г. в «Заметках о древностях Семиреченской области» Н. Н. Пантусов со слов киргизов сообщает, что Таш-Рабат построил бухарский хан Абдылла во время похода против калмыков. Он прогнал калмыков с завоеванных земель Туркестана и, желая увековечить свое имя, по всему пути завоеваний «построил 1001 рабат: Таш-Такыр в Аулиэ-Атинском уезде, башни-бурана в Узгене и Токмчке, Таш-Рабат в Ат-Башинском участке и Кок-рабат в Кашгарской провинции». Спустя сто лет киргизы, вернувшиеся в Атбашинскую долину с ханом Урманом во главе, застали покинутый калмыками Кошой-Коргон.

Крепостью этой воспользовался батыр Кошой, который был на службе у Аулиэ-Атинского хана Манаса и управлял киргизами от Таш-Рабата до р. Текеса. Около Таш-Рабата им был выставлен передовой караульный пост против калмыков, находящихся по ту сторону Тянь-Шанекого хребта. Измена жены Кошоя, которая передала известие врагу о малочисленности киргизского войска, способствовала взятию крепости Кошой-Коргон копальскими военачальниками Джолоем и Конурбаем.

Таким образом, как уже было замечено А. Н. Бернштамом, в народной памяти, возникновение Таш-Рабата, в отличие от рядом расположенного Кошой-Коргона (городище Атбаш), не связывается с деятельностью местного населения. Причину противоречивости рассказов о средневековых постройках в бассейне р. Нарын В. В. Бартольд видит в отсутствии сведений о киргизах в этой местности до «Тарих-и Рашиди». Согласно китайской рукописи 1770 г. «Сиюй чжи», киргизы «спасаясь от беспорядков» появились в горах Тянь-Шаня в середине XV в.


«Таш-Рабат», С.Я. Перегудова

Примечательно, что историко-архитектурная значимость Таш-Рабата и его уникальность отмечается как в первых упоминаниях — отчетах и докладах выдающихся русских путешественников и исследователей природы Центральной Азии, так и в статьях советских специалистов вплоть до настоящего времени. Поскольку история изучения памятника неоднократно излагалась в предшествующих публикациях о нем 3, то в нашей монографии приводятся только те сведения,…


Не обошел вниманием Таш-Рабат и выдающийся русский востоковед В. В. Бартольд. Не имея возможности лично обследовать памятник во время своей поездки по Средней Азии, он описывает его по рассказам очевидцев, фотоснимкам поручика Ковалева 1894 г. и плану здания, сделанному офицером Нарынского гарнизона Карнауховым. Сравнивая Таш-Рабат с Ахыр-Ташем, он ссылается на П. Лерха и Н. Л….


Интересные сведения о Таш-Рабате приводит в своей неопубликованной монографии архитектор Б. Н. Засыпкин. Глава о Таш-Рабате написана по материалам А. Н. Бернштама и упомянутым архитектурным обмерам М. Г. Полищука, А. М. Сутягина и В. К. Змиевского. По начертанию кривых арок, их пропорциям и системе сталактитов Б. Н. Засыпкин считает возможным отнести постройку к первой половине…


Отмечая древность Таш-Рабата, русские путешественники воздерживались от определения возраста памятника и от категоричных суждений о причинах его возникновения. Называя здание рабатом, Ч. Ч. Валиханов, В. В. Бартольд и А. М. Фетисов не высказывали собственный взгляд на его первоначальную функцию, а употребляли общепринятое определение, составляющее название памятника. Именно результатом критического переосмысления типологической принадлежности здания явилось то,…


В Центральном Тянь-Шане среди многочисленных археологических памятников полукочевого населения Киргизии находится архитектурное сооружение из камня, известное в научной литературе советского периода как караван-сарай XV в. — Таш-Рабат. Таш-Рабат (общий вид в процессе раскопок) Здание расположено на высоте около 3500 м над ур. м. в западной оконечности Ат-Башинского горного массива, на берегу притока р. Кара-Коюн —…